?

Log in

No account? Create an account

Дневник неравнодушного ГРАЖДАНИНА.

Идти надо вперед как бы ни было тяжело.Упал?Встань с колен и иди дальше.И БОРИСЬ ЗА СВОЕ ПРАВО ЖИТЬ!

Александр Невзоров: "Геи дерутся за нашу и вашу свободу".
kalininartem
Большая часть населения страны - за исключением десяти процентов здравомыслящих - люди «дремучие и невежественные». Они готовы плясать вокруг костров «с кусками гейского мяса в зубах». И задача десяти процентов здравомыслящих - поддержать гомосексуалов в их борьбе за права. Так считает публицист Александр Невзоров.

— Лет 20 назад вы были убежденным имперцем. Сейчас таковым не являетесь. Как произошла эта эволюция?

— Я был ярым имперцем и патриотом, и слом стал довольно болезненным, правда. И понятно, что просто книжки к этому меня бы не привели. Когда в Чечне спотыкаешься об очередной, сорок пятый, труп русского мальчишки, начинаешь задумываться, а стоят ли имперская идея, целостность страны и прочее этих трупов, этого дикого материнского и вдовьего горя? И когда видишь сорок шестого, когда тот, с кем ты разговаривал 20 минут назад, лежит с выпущенными кишками, говоришь себе: нет, это того не стоит. И, конечно, самой большой трагедией для меня было узнать, что против всей этой военной машины с её генералами, лампасами, спутниками, штабами выступало три тысячи гинекологов, программистов, библиотекарей, пастухов, которые русскую армию долго вертели на всем, на чём хотели, и войну мы все равно проиграли и сейчас платим дань.

Империя всё время нуждается в том, чтобы ей скармливать живых людей, нужно непрерывно кормить её солдатским мясом. Почему так нужно рубиться за территориальную целостность Российской империи? Римская империя в свое время раскололась на несколько государств, но попробуйте разъяснить швейцарцам, что её гибель была трагедией для Швейцарии. Не поверят. Зачем изображать из себя Брестскую крепость и обманывать поколения, оставляя их в невежестве и маразме, пытаясь за фальшивые деньги продать им любовь к России?

— Никогда в истории страны люди не жили так богато, как сейчас. И тем не менее, отчего же у оппозиционеров такая ненависть к президенту?

— Я не знаю. Чтобы это объяснить, нужно это испытать. Как вы понимаете, я подобного никогда не испытывал, у меня чувства к Владимиру Владимировичу совершенно другие. Бесконечная чекистская трезвость позволяет ему реально оценивать картину: 90% населения страны — люди дремучие, невежественные, пропитанные рефлексом рабства. Что произошло в 1917–1919 годах? Почему пришел Сталин? Народ, отвоевав для себя огромную свободу, через очень непродолжительное время почувствовал тоску по арапнику, по начальству, сильному, злобному и безжалостному. Эта тоска жива. Владимир Владимирович не является злобным тираном, он питерец, цивилизованный человек. Он не будет цепляться когтями за трон, когда поймёт, что его разлюбили — так его же не разлюбливают! Он совершено законно находится на своем месте. Чистота его избрания не подвергается сомнению, по-моему, никем.
90% населения страны — люди дремучие, невежественные, пропитанные рефлексом рабства.

— В России предприниматели никогда не были полноценной политической стратой. Эти люди и сейчас при всех своих деньгах мало что решают. Будущее России может быть связано с предпринимателями как классом?

— Для этого нужно понять, какое будущее вы имеете в виду. Я-то будущего никакого не вижу. Углеводороды — штука конечная и невосполнимая.

— Хорошо, но среди отечественных предпринимателей вы видите людей, которые соразмерны масштабу этой великой, ужасной, прекрасной страны?

— Возможно, они и соразмерны масштабу страны — Прохоров, например. Но нафиг Михаил Дмитриевич Прохоров нужен дикарям? Тот же самый Прохоров — это недостижимая мечта.
— Чья мечта?
— Тех десяти процентов населения, которые ничего не решают.
- А Навальный?
— Про Навального ничего не знаю. Я не имею обыкновения говорить о людях, с которыми не знаком.
— А с Прохоровым вы знакомы?
— Слегка.

— Как человек, с ним знакомый, вы можете сказать: зачем ему все эти политические игры?

— Труба пропела, зовёт в поход. Он же понимает, что творится нечто чудовищное, а у него есть реальные ресурсы и реальный потенциал, чтобы ситуацию исправить. Объявлена мобилизация, он получил повестку — надо так надо. Он не сбегает, не дезертирует, но и не торопится заталкивать сапоги и сало в вещмешок. И все ощущают, что Прохоров не торопится. А не торопится он, потому что уровень дикарства высок — все эти попытки жить по законам и представлениям XII века, трясение неандертальскими шкурами и дубинами, эти пляски вокруг костров с кусками гейского мяса в зубах... Хотя то, как геи отстаивают свои права, вызывает уважение. Пусть они это и делают в принципе неверно. У них хреновая стратегия.

— У них есть стратегия?
— Конечно. Кто-то же руководит движением гомосексуалов, выступающих за свои права, кто-то же координирует все эти выступления. Другое дело, что всё делается абсолютно неправильно, и мы здесь должны вмешаться.
— Мы — это кто?
— Мы — это те самые несчастные проценты населения страны, относительно здравомыслящие люди. Всю сексуальную составляющую надо из протеста геев убрать. Они начали, простите за дурной каламбур, не с того конца. Не играет никакой роли, чем они иные. Они иные — и все. Они инакомыслящие в весьма деликатном вопросе. Они другие, но и монголы другие. И старообрядцы другие, и негры, и воздушные десантники — да мало ли? Надо исходить из этого. А не думать, как именно у них происходят коитальные действия, это нас вообще не должно касаться.

— А зачем выходить в день ВДВ на Дворцовую площадь с радужным флагом?
— Затем, что они так борются за своё право быть другими. Я видел кадры этого одиночного пикета на Дворцовой. Если ставить знак равенства между словами «десантник» и «мужество», на площади был один десантник, маленький, щуплый, рыженький гей, который стоял со своим радужным плакатом посреди стада качков в полосатых трико, избивавших его кучей, набросившихся толпой на одного. Я не знаю, что стоит за этой историей, но это было блистательно храбро. Гомосексуалы сражаются за свое право жить так, как они хотят. Да дайте им возможность заключать браки. Что в этом такого?

— Люди на это говорят: «А если свингеры теперь потребуют для себя отдельного брачного законодательства? А любители гаремов?» Ведь все же должны быть равны перед законом, не правда ли?
— Вот когда любители инцеста и гаремов выйдут на площадь со своими требованиями, и кто-то из нас рискнет влезть в День десантника в толпу загорелых бугаев в полосатых купальниках, тогда можно будет и это обсудить. За всё надо драться. Геи — дерутся. Как говорится, за нашу и вашу свободу.

http://www.mr7.ru/articles/90912/

IsWMhYH9WQ4