?

Log in

No account? Create an account

Дневник неравнодушного ГРАЖДАНИНА.

Идти надо вперед как бы ни было тяжело.Упал?Встань с колен и иди дальше.И БОРИСЬ ЗА СВОЕ ПРАВО ЖИТЬ!

Previous Entry Поделиться Next Entry
Артём Калинин: «Наши люди есть везде»
kalininartem


Как мы уже сообщали, в прошлую пятницу сыктывкарцы с нетрадиционной сексуальной ориентацией провели акцию около торгового центра «Детский мир». Возглавил молодых людей Артём Калинин, неожиданно вернувшиийся из Москвы, куда уезжал на постоянное место жительства. В беседе с «Красным знаменем» он рассказал, зачем людям с нетрадиционной ориентацией необходимо напоминать другим о себе и почему люди из власти, поддерживающие ЛГБТ-движение, предпочитают не афишировать свою деятельность.




- Вы собирались уезжать на постоянное место жительство в Москву. Зачем вернулись?


- У меня здесь очень много уголовных дел. По двум нападениям на меня, по оскорблениям и унижениям со стороны «Рубежа Севера» (националистическая организация - прим. авт.). Без моего личного участия дела не идут, поступает отказ за отказом. Недавно пришёл отказ в возбуждении уголовного дела по факту угроз, поступавших в смс-сообщениях. Год длилось расследование, ответ пришёл очень удивительный: «Мы не можем узнать, кому принадлежит этот номер телефона». В течение года следователи посылали запрос к оператору сотовой связи, до сих пор ответа не было. То есть когда надо, сотрудники могут за час узнать, кому принадлежит номер телефона. Также я вернулся для того, чтобы, скажем так, привести в порядок организацию (речь идёт о Коми республиканская общественной организации «Другой взгляд», Калинин стал сопредседателем движения — прим.авт.). Ребята попросили меня вернуться, и я сделал это.


- Организация изменилась?


- Да, сейчас у нас немного другая структура, каждый занимается своим делом. Я занимаюсь юридическими вопросами, ситуациями, когода кого-то унизили, избили, с работы уволили. Например, женщина, врач, лесбиянка работает в детской больнице Печоры, её выдавливают с работы за то, что у неё нетрадиционная ориентация. Хотя она проработала там тридцать лет. На мне будут связь со СМИ и другими организациями. Деятельность растёт - мы готовим крупное мероприятие в Сыктывкаре с участием правозащитников, гостей из Петербурга, туда будут приглашены и представители власти, под это мероприятие выделяется крупный грант, оно будет очень масштабным. Что же касается «Другого взгляда», то мы будем регистрироваться, у нас три учредителя, будем подавать документы в Минюст. Для деятельности у нас скоро появятся финансовые возможности. На данный момент в организации состоит около 20 человек, в Сыктывкаре около 50 волонтёров, они есть и в других городах Коми.


- Вы уезжали из Сыктывкара, заявляя, что не можете прожить на те деньги, которые здесь платят. А сейчас появляются деньги на организацию. Откуда?


- Себя я не мог обеспечить потому, что из многодетной семьи. У моей мамы семеро детей. Ей очень тяжело, сейчас мы с ней в очень хороших отношениях, она продолжает бороться, в том числе с Колеговым (Алексей Колегов, сопредседатель местной националистической организации «Рубеж Севера» - прим. авт.), который её опозорил, когда пришёл в её дом под личиной психолога. Она согласна дать интервью, сейчас, кстати, отказ пришёл по этому делу. Финансовые возможности появятся благодаря тому, что я хочу открыть свой собственный бар. Так как мы продали квартиру, деньгами от сделки распоряжаться буду я.


- Бар обеспечит организацию финансами?


- Нет, гранты. Для этого мы и регистрируемся, ведь их могут получать только зарегистрированные организации. Регистрировать будем на моё имя. В определённых кругах Европы я довольно известен, и они будут выделять гранты под мероприятия, я буду вести финансовые отчёты. Очень много ребят «открывается» сейчас, вот это мероприятие они готовили без меня. И во власти они у нас есть, открываются и поддерживают. Я рад, что ростки толерантности у нас появляются.


- Давайте вернёмся к уголовным делам. С чем вы связываете нежелание правоохранительных органов расследовать нападения на вас и факты угроз?


- У меня складывается впечатление, что органам просто лень, для них такие дела новы. Очень часто прокуратура опротестовывает их решения, так что спасибо прокуратуре. Ещё у меня возникает ощущение, что им дают отмашки сверху не расследовать эти дела, я говорю про УВД.


- Если у вас есть поддержка во власти, то откуда отмашки?


- Во власти соратники поддерживают психологически. Скажу честно, сейчас они мне помогут съездить в Минск, на мероприятие (фестиваль в поддержку толерантного отношения к геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам в Беларуси - прим. авт.). Никто не хочет терять свою должность. Наши люди есть везде - и в МВД, и в УВД. Если бы их не увольняли за ориентацию с работы, они бы «открылись».


- В каких городах республики вам сложнее всего работать?


- Я считаю, что это Воркута, Печора, Усинск. Во-первых, это северные города, у них ментальность консервативная, плюс там активно действует Русская православная церковь. Причем РПЦ у нас очень агрессивна: с одной стороны, патриарх Кирилл говорит, что понимает любой выбор человек, а потом говорит другое. Нас путают с педофилами, с растлителями малолетних. Хотя научно доказано, что 80 процентов педофилов — гетеросексуалы. РПЦ говорит, что гомосексуальность - это грех. Но если кто-то хорошо изучает Библию, то он должен знать, что про грех написано в Ветхом завете, а это иудаизм. Так же, в Библии, до сих пор написано «забивать детей камнями». Мы что, будем забивать камнями? На дворе XXI век, понятно, что в обществе всегда будет 3 - 7 процентов представителей ЛГБТ-сообщества. Самый максимум в Швеции — там 7 процентов от общего количества населения страны. В России примерно 3 процента.


- Вы не считаете, что своими акциями пропагандируете гомосексуальность? Гетеросексуалы, да и некоторые гомосексуалисты, откровенно не понимают, зачем всё это надо. Занимайтесь друг с другом дома чем хотите, но кричать-то зачем об этом на всех углах?


- Мы пытаемся показать, что мы есть, мы — часть общества. Выходят же учителя, которые говорят, что их права нарушаются, потому что у них маленькая зарплата. Это же часть народа. Приходят же пожарные. Мы не требуем особенных прав. Если гетеросексуалы хотят собраться и сказать, что их права нарушаются в какой-то области, пусть создают правозащитную организацию. Меня уже увольняли дважды в прошлом году, когда узнавали, что я - гей. Я хочу, чтобы мои права соблюдались. А если гетеросексуалам плевать на свои права, нас не интересует это. Теперь что касается пропаганды. Как человека можно с помощью пропаганды заставить испытать возбуждение по отношению к человеку его же пола? А ещё говорят, что подростки на это «ведутся». На нас давит общество, поэтому есть те ребята, которые не могут «открыться». У нас гетеросексуальное воспитание в школах, например, все дети должны ходить на труд и работать рубанком. А вдруг это будущий Айвазовский? Гетеросексуальность - это не норма, это самое распространённое явление. Мы тоже часть нормы. Мы платим налоги, у меня также есть ребёнок, живёт с бывшей женой. Если он будет геем, я полюблю его. Если гетеросексуалом, то тоже буду его любить. Я родился геем в гетеросексуальной семье, также и в гей-семье может быть гетеросексуальный ребёнок. Всё новое нас пугает. Надо людям объяснять, что мы такие же люди. Кто-то из них работает учителями, у меня есть лесбиянка, у неё трое детей, то есть со стороны демографии всё в порядке. Так почему же вы на нас свои проблемы вешаете? Рожайте детей Бога ради.


Тимофей ГОНЧАРУК




P.S.

Источник: газета "Красное знамя"